Институциональное пространство этноса.

В статье выявляется отношение этноса с системой институтов общества, фиксируемое категорией институциональное пространство этноса. Если институт регулирует некое отношение между субъектами, то в рамках этноса это отношение адаптируется к конкретным условиям среды. Отношение между Институтом средой и личностью и осуществляется в рамках этноса при помощи принятой нормативной системы. В основе нормативной системы лежат ценности. Отношения ценностей этносов определяют характер межэтнических контактов - от гармоничных до конфликтных.

Реалии сегодняшнего дня всё в большей мере актуализируют широкую проблематику , связанную с феноменом этноса. Это происходит в следствие таких явлений современной действительности, как межэтнические конфликты, кризис идентичности, вытекающий из всеобщей тенденции ко всеобщей интеграции и частной потребности в чувстве индивидуальности и т.д. В виду слабой теоретической разработки проблем этнического ряда в мировой науке (особенно это относится к сфере методологии) перед наукой встаёт задача всестороннего изучения данного феномена прежде всего с общетеоретической точки зрения. Необходимо разработать систему этнологических категорий, которые легли бы в основу современной фундаментальной науки об этносе.

В данной статье будет рассмотрен частный вопрос о соотношении этноса и институциональной системы в пространственном аспекте. Уточним понятия. Под институтом здесь будет пониматься некое стандартизованное отношение между людьми или организациями, направленное на решение некоторой жизненной задачи. Этнос же понимается в узком смысле как общность людей, имеющих сходный образ жизни, общую систему ценностей и норм, историю, общие типичные реакции на изменения внешних условий, члены общности ощущают своё единство, уникальность, противопоставленность всему окружению, взятому в совокупности и т.д.

Ведущим элементом институционального пространства этноса является государство. Его создание - сокровенная цель любого, в особенности молодого этноса, оно даёт возможность создавшему его народу максимально полно реализовать все свои этнические качества, стать по-настоящему полноценным. Этнос, который обрёл свою государственность, мы здесь называем нацией. Нациями являются русский, китайский, французский этносы, а индейцы обеих Америк таковыми не являются, также как и баски в Испании, палестинцы в Израиле, курды и т.п. В рамках государства складывается большинство институтов этноса-носителя, которые играют важнейшую роль в его саморегуляции. С методологической точки зрения целесообразно уделить большее внимание такому институту, присущему любому этносу, как экономический уклад. Он возникает через институционализацию исторически сложившихся принципов ведения хозяйства, что выявляется в формационных структурах общества. В плане этнического эти структуры проявляются в форме феномена многоукладности системы хозяйства. Этот аспект ярче всего показывает недостаточность одного лишь формационного подхода при описании исторической реальности. "Хотя в последние годы проблема многоукладности в плане конкретно-историческом привлекала пристальное внимание специалистов, тем не менее, в плане теоретической истории она всё ещё ждёт своего исследователя. И дело вовсе не в том, что феномен многоукладности вступает в противоречие с определением формационного базиса, а в том, что учёт этого феномена радикально меняет ставшие традиционными представления об эволюции самого базиса" [1 С. 29]. Этнический же аспект изучения экономики не только помогает очень глубоко исследовать её многоукладность в мире и истории, но и непосредственно предполагает такую многоукладность. Действительно, всё человечество состоит из этносов, а каждый этнос уникальное образование, обладающее, в частности, своим особым типом освоения и использования природных ресурсов, а это в самом общем виде и образует особый экономический уклад. Итак, любой этнос создаёт свою уникальную организацию (систему) хозяйства, что в современную эпоху выражается в феномене национальной экономики. Наряду с государством и укладом в этническом пространстве традиционно складывался институт религии. Оба института занимают в этнической системе свои, чётко очерченные сферы влияния. Однако они имеют тенденции конфликтовать между собой - каждый из них претендует на гегемонию. Особенно это свойственно тем этносам, в которых одной из базовых ценностей является религия, например, древний Египет, Византия, Московская Русь и др. Корни данного конфликта в рассматриваемых этносах находятся в ценностно-нормативной сфере и об этом чуть ниже. Свои специфические институты имеет культура этноса. Она тем более институционализирована, чем более развита государственность этноса, или, по крайней мере, государственность в пространстве той цивилизации, к которой принадлежит данный этнос при условии достаточной терпимости ведущего этноса к иным этническим образованиям в пределах своего пространства. На современном историческом этапе институционализация культуры достигла в так называемых цивилизованных странах очень большой степени, и выражается в самом общем виде в системе учреждений культуры. С развитием рынка он как институционализированная экономика стал также относительно независимым институтом в этническом пространстве. В отличие от экономического уклада, где акцент делается на специфику производства, рынок акцентирует внимание на распределении, обмене и потреблении: уклад существует и при натуральном хозяйстве, а рынок в своём завершённом виде складывается только в условиях капиталистической экономики. Последним из важнейших институтов, который мы выделим, является гражданское общество. Этот институт возник как самостоятельный относительно недавно и выполняет функцию обратной связи различных негосударственных структур с государством.

Наметив структуру институционального пространства этноса, попробуем определить его суть. А суть эта выражается в его функциональности - любой институт функционален и создаётся людьми ради решения той или иной жизненной задачи. Базовой функцией, присущей каждому из рассматриваемых институтов, является регулирующая, осуществляемая на основе информационных потоков, пересекающихся в данном пространстве. Соотношение институциональности и этничности В онтологической сфере можно рассматривать в двух аспектах: С одной стороны, Институциональное пространство выступает как сфера проявления этничности, а с другой - этническое пространство проявляется как институционализирующаяся среда. В первом случае выделяется ещё одна функция института – регулирование в сфере этнических отношений, А во втором –этнос представляется с генетической точки зрения первичным по отношению к институциональной системе. Действительно, институты создаются людьми, но не просто толпой, а общностью, желающей установить внутри себя наиболее приемлемые формы взаимоотношений. Эти формы обуславливаются всей совокупностью условий существования людей, составляющих этнос. Институты же сами по себе – это такие объекты, которые по своей сути отчуждены от человека, взятого во всём богатстве его личности, требуя от него, как от механизма, формального выполнения определённых действий; с другой стороны, закономерности, по которым они функционируют, имеют определённую степень абстрактности – они распространяются на всё человечество, действуют во все эпохи. Всё это делает актуальным обеспечение связи институциональности как с конкретными условиями среды, так и с каждой индивидуальной человеческой личностью, включённой в цепь отношений с той же средой. Функцию обеспечения взаимосвязи в треугольнике среда – институт – личность и коллектив, в котором она живёт, и несёт этнос. Возникая на этнической среде при творческом участии тех людей, нуждам которых он призван служить, наполняет институты личностным содержанием, делает их ценными, что и позволяет терпеть некоторые особенности их функционирования. Таким образом, в методологическом плане роль этничности заключается в том, что она конкретизирует общие законы функционирования формальных структур (формационные, синергетические и пр.), наполняет их конкретным содержанием, гуманизирует и делает историческими. На феноменологическом уровне такая взаимосвязь эксплицируется в бесконечном разнообразии реально действующих институтов: на Земле нет и не может быть двух одинаковых государств, религий, хозяйственных систем и т.д. Например, из теории формаций следует, что в сходных географических условиях и в рамках одной формации должны складываться принципиально одинаковые институциональные системы – одинаковые государства, хозяйства, религии и пр. Но как непохожи Китай, Вавилонское царство и Египет древнего мира, существовавшие в одно время и примерно в сходных условиях.

Взаимодействие в очерченном треугольнике осуществляется на основе нормативной системы. Норма здесь выступает как алгоритм решения определённой жизненной проблемы, общей для всех тех, кто обитает в данном институциональном пространстве. Она формируется на основе ценностей, выработанных создавшим это пространство народом. Единая система ценностей позволяет создать и общую нормативную систему, что становится основанием для формирования единого коммуникативного пространства: ведь институт это кроме всего прочего и сфера общения между людьми в процессе решения текущих задач. Вокруг институтов формируются определённые более мелкие общности: религиозные общины, различные кружки, например, художников или политиков, производственные коллективы и пр. А именно "В малых группах индивид обретает социальные качества, необходимые для адаптации к социальному пространству, в этих группах формируются навыки социального общения, появляется самооценка и идентификация с другими членами группы" [3. С. 8].

Однако, безоблачное существование возможно лиш при условии единства и внутренней непротиворечивости систем ценностей, чего в действительности никогда не бывает. Каждый объект жизненного пространства имеет своё индивидуальное ценностное наполнение, более того, вряд ли где-нибудь можно обнаружить абсолютно единую, внутренне не противоречивую ценностную систему. Указанные противоречия влекут за собой разногласия по определённым вопросам, которые в крайних случаях приводят к конфликтам. Общие же элементы ценностного пространства объектов ведут к гармоничному их взаимодействию, обогащающему и укрепляющему обе стороны. Так, мы уже упоминали о возможности конфликта политических и религиозных институтов одного и того же этнического образования, который объясняется в свете выше сказанного как конфликт ценностей – религиозный институт, как основывающиеся на базовой ценности этноса и сосредоточивший в себе большие ресурсы пытается овладеть и сферой политического, функционально более отвечающую возможностям государства. Несовместимость Ценностей английских завоевателей Америки и коренного её населения привело к почти полной депопуляции последнего. Ценности же русского народа позволили ему провести мягкую колонизацию огромных земель ничтожными силами с сохранением жизненного пространства коренных этносов колонизируемых земель. Уникальность России в том, что она пошла по пути создания такой институциональной системы, которая не исключала бы, а предполагала внутреннее разнообразие национальных институциональных структур. Здесь мы по-видимому имеем дело с уважением права каждого народа жить так, как он считает нужным – ценностью самобытности. Для сравнения - европейский суперэтнос основывается на другом принципе межэтнического общежития: "В IX в. стала выкристаллизовываться западная Европа в том виде, как мы её знаем, и для неё характерно то, что неизвестно нигде в мире - национальный принцип" [2. С. 135], который менее отвечает потребностям современности как исключающий в том виде как он реализуется равноценное общение народов в пересекающихся пространствах.

Хочется верить, что Дальнейшее развитие отношений на всех уровнях жизненного пространства человечества будет проходить с учётом ценностных ориентаций наполняющих его образований - личностей, малых групп, народов, цивилизаций. Задача философа-практика здесь состоит в том, чтобы своевременно выявить эти ориентации, переводя их на язык программ дальнейших действий, которые не противоречили бы ценностям окружения; чтобы там, ге имеет место конфликт ценностей, стороны изолировались так или иначе друг от друга, а на их пересечении происходило бы полнокровное общение и взаимообогащение взаимодействующих народов, людей и групп.

Литература

  1. Барг М. Цивилизационный подход к истории: Дань конъюнктуре или требование науки? // Коммунист. 1991. № 3.
  2. Гумилёв Л.Н. Конец и вновь начало. М., 2001.
  3. Личность в пространстве России. Саратов, 2000.

Философия и жизненный мир человека: Сб. ст. молодых ученых. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003. - 212 с. С. 18 21.